Баллада о шипах

Пролог


Трудно было найти более несхожих людей. Характеры, привычки, образ жизни, мировоззрение. Абсолютная полюсность.
Одного звали Степан Евдокимыч. Еще частично потрепанный мужской тип, лет 52-55. Работал он простым бухгалтером в конторе ... , впрочем я забыл ее название, что-то типа "Заготплстмассискладпостав". Зарплату получал примерно 200 у.е. Дома его всегда ждала такая привычная и нудная жена, дочь со своими проблемами и прыщами, борщ и телевизор. Почти 15 лет он колесил на шахе, бежевого цвета, проетой ржавчиной и купленной по открытке.
Второго при рождении нарекли Станиславом, было ему ровно 28 лет, работал он начальником юридического отдела в крупном российском банке с 99 процентным участием иностранного капитала. Зарплата составляла 2000 полновесных долларов США. Недавно купил квартиру, в которую не было стыдно водить 3 своих любовниц. Любил качественные вещи и чтобы его называли Станиславом, с ударением на втором слоге. Машина была А4 ауди, новая двухлетка.

Хотя были три частности, в которых они соприкасались.
1. Оба работали в соседних зданиях на одной улице
2. Жили в одном районе и следовательно ездили домой одним маршрутом.
3. Каждый, по своему был противником шипованной резины.
Степаном Евдокимовичем в этом вопросе двигала просто низменная зависть, т.к. он владел изъюзанным 9-ти летним комплектом зимнего нешипованного Гудьиера, а сосед по гаражу Трофимыч уже 4 года раскатывал на шипованной камской резине. Поэтому Степан Евдокимыч ненавидел шипы и до хрипоты перед Трофимычем отстаивал преимущества зимней нешиповки (когда они вечером собирались в гараже формально для ремонта машины, а фактически для отдыха с присутствием неизменной поллитровки).
Станислав не любил шипованной резиной и не пользовался ею по принципиальным соображениям. Немного туманным, но потому и твердым, что конкретно он их сформулировать не мог. Он часами спорил в инете о преимуществах зимней нешиповки, лихорадочно выбивая на клавишах дробь доводов и контродоводов.

********

Холодным вьюжным декабрьским вечером Станислав и Степан Евдокимыч почти в одно время вышли из своих контор. Правда Степан Евдокимыч вышел чуть раньше. Оба привычно обматюгав спящих дорожников и городские коммунальные службы почти одновременно вырулили от тротуара. Правда Степан Евдокимыч чуть раньше.

Грустный водитель троллейбуса печально посмотрел на своего "кормильца", словившего торопливую зубилу и поэтому перегородившего почти весь перекресток, и пошел в N-ый раз ставить сбитый знак аварийной остановки, сопровождаемый разъяренной толпой из 4-х автовладельцев ТС, уже нашедших себе приют в теплом и широком синем боку троллейбуса. Перекресток был и вправду опасный, дорога под уклон, закрытый поворот перед перекрестком, скользко. ГИБДД все не приезжало.

Станислав и Степан Евдокимыч почти одновременно подлетели к злополучному повороту перед перекрестком. Правда Степан Евдокимыч чуть раньше. И Станислав и Степан Евдокимыч были опытными водителями, уже съевшими по несколько собак на улицах Москвы. Степан Евдокимыч провел 25 лет за рулем, имел 450 т.км. пробега зимой и летом. Станислав провел 6 лет за рулем и имел 445 т.км. пробега зимой и летом. Оба реально оценивали свои возможности и поэтому каждый в этих условиях решил проходить поворот вкатыванием на безопасной скорости. Степан Евдокимыч вкатился на 45 км/ч, Станислав на 70 км/ч. Оба не обратили внимание на одинокую фигуру придурка, приплясывающего на тротуаре и судорожно махавшего им руками. После поворота оба одновременно поняли всю ж..., в которую они попали, и бросили все свои силы на спасение машин.

Экстренное торможение! Экстренное торможение!! Экстренной торможение!!! Билось в системе бортового компьютера Ауди. Команды лихорадочно летели по цепям, принимались, обрабатывались и передавались. Станислав судорожно утапливал педаль тормоза, руки цепко держали руль, его молодой организм слился с машиной, напряжение нарастало, только скрипела кожа сидений в салоне (хотя он мог бы так не напрягаться, все, что надо делал за него умный компьютер). АКПП переключалась вниз, "вздувались вены" АБС-ки, которая работала на пределе своих прекрасных отточенных возможностей, пытаясь не дать заблокироваться колесам, ламели из последних сил цеплялись за снежно-ледовую корку, крекшен-контроль тоже зачем то суетился, дергался и нервничал. Бок троллейбуса был все ближе и ближе, скорость все ниже и ниже, но медленно, медленно, черт побери!!! По команде бортового компьютера напряглись в своих гнездах аэрбеги, как гиря, которую он бросит на чашу весов для спасения жизни водителя в последний момент.

Тормозить! Тормозить!! Тормози-и-и!!! Билось в мозгу Степана Евдокимовича. Руки судорожно цеплялись за руль, готовые ловить уход машины с траектории, лысина под шапкой мгновенно взмокла, нога как клюв дятла долбила по тормозу рефлекторно отпуская его, когда колеса уже готовы были сорваться в юз. "Ы-ы-ы-ы" - надрывалась вся рабочая тормозная система, закисшие тормозные цилиндры давили, давили и давили колодки, остатки протектора до крови из под ногтей цеплялись за накатанный снег и лед. Машина держалась на прямой чудом и водительским мастерством. Скорость падала, падала, падала. Но медленно, медленно, в бога в душу в мать!!! Бок все ближе и вот последнее, чем мог спасти машину Степан - задняя передача! Но он не успел подоткнуть ее, закисла, зараза!

Два глухих "бамц" раздались одномоментно и бок троллейбуса принял в свои объятия еще двух волков-одиночек московских улиц. Степан Евдокимыч и Станислав одновременно вылезли из машин и грустно уставились на картину "Грачи прилетели". Водитель троллейбуса печально пошел ставить сбитый знак аварийной остановки в N+1 раз. Бортовой компьютер Ауди и изношенная тормозная система шахи смогли погасить почти всю скорость, но ..... иголка, ломающая спину верблюда. Шипы! Ах, если бы были шипы!!!

Каждый влетел с ремонтом ровно на половину своей зарплаты. И каждый, стоя у синего бока троллейбуса дал себе слово - что никогда, да без шипов, да зимой, да ни боже мой!

Станислав сдержал слово сразу же как только забрал машину из ремонта. Он после недельных консультаций в конфе, подобрал себе шипованную резину марки ... (умолчу про марку, чтобы не обвинили в промоушене). Вообщем крутую шиповку по 180 баков колесо, с заказом через инет-магазин, с установкой, балансировкой и чашечкой каппучино. Новая резина держала дорогу прекрасно, тормозной путь сократился и машина стала более послушной.

А вот Степан Евдокимович слово не сдержал, так как после ремонта передка, замены радиатора и переборки тормозных цилиндров, денег у него не осталось. И даже 2 шипованных колеса по дешевке, которые предлагал знакомый по работе, он взять не успел, так как жена нашла последнюю заначку и соответственно устроила скандал. С отсутствием заначки и шиповки пришлось смириться.

Но Степан Евдокимович и Станислав перестали спорить о преимуществах нешипованной резины.

Эпилог

Холодным вьюжным февральским вечером Станислав и Степан Евдокимыч почти в одно время вышли из своих контор. Правда Степан Евдокимыч вышел чуть раньше. Оба привычно обматюгав спящих дорожников и городские коммунальные службы почти одновременно вырулили от тротуара. Правда Степан Евдокимыч чуть раньше.

Грустный водитель Камаза печально посмотрел на своего "кормильца", словившего торопливую зубилу и поэтому перегородившего почти весь тот же перекресток, и пошел в N-ый раз ставить сбитый знак аварийной остановки, сопровождаемый разъяренным автовладельцем ТС, уже нашедшего свой приют в грязном и старом колесе Камаза. Было совсем скользко.

Когда Станислав и Степан Евдокимыч снова подлетели к повороту, то у Степана Евдокимовича скорость была 42 км/ч (с одной стороны, было скользко, а с другой все тормозные цилиндры работали как часики, но скорость Степан снизил, наученный горьким опытом), а у Станислава 77 км/ч (новая шиповка работала гораздо лучше, чем нешиповка). У обоих что-то мелькнуло на грани сознания, когда они увидели одинокую фигуру придурка, приплясывающего на тротуаре и судорожно махавшего им руками, но не более того, так как это что-то было почти вытеснено могучими рефлексами по спасению машин. Опять работала на блестящем пределе вся буржуинская техника, опять долбил Степан как дятел по педали тормоза.

Два глухих "бамц" раздались одномоментно и бок Камаза теперь представлял картину "Свинка и 3 поросенка". Водитель грузовика печально пошел ставить сбитый знак аварийной остановки в N+1 раз.

Теперь, чтобы подначить и завести Станислава, то достаточно невинно спросить: "Сколько стоит твоя крутая шиповка!". Недавно он чуть не подрался в виртуале с ярым сторонником шиповки. Дело дошло до бросания друг в друга виртуальных перчаток и реальных номеров телефонов.

А Степану Евдокимовичу часто сниться сверкающий комплект новой шипованной резины с ненашим названием. Хорошо когда человек сохраняет свежее, юношеское восприятие жизни. Хотя все разочарования у него еще впереди.